logo
 
?

битва трон золото рубины

Ветер рвал его на части, у него все болело внутри, и он знал, что если они не пристанут в течение трех дней, то все умрут.

«Слишком много смертей в этом плавании, – размышлял он, – Я главный кормчий мертвого флота.

Из пяти остался один корабль – из команды в сто семь человек – двадцать восемь, – и теперь только десять из них могут ходить, а остальные близки к смерти, в том числе и командир эскадры.

Нет пищи, почти нет воды, а та, что есть, – солоноватая и грязная».

Его звали Джон Блэксорн, и он был один на палубе, за исключением впередсмотрящего на бушприте, съежившегося в укрытии, откуда он оглядывал океан.

Корабль накренился от внезапного шквала, и Блэксорн удержался за ручку морского кресла, прикрепленного около штурвала на юте, пока судно не выпрямилось. Судно водоизмещением двести шестьдесят тонн называлось «Эразмус».

Оно имело три мачты и было двадцатипушечным военно-торговым кораблем из Роттердама.

Это было единственное судно, которое уцелело из первых экспедиционных сил, посланных из Нидерландов уничтожать врага в Новом Свете.

То были первые голландские корабли, которые открыли тайны Магелланова пролива. » Но он знал, что не задаст вопросов кормчему, особенно этого.

Четыреста девяносто шесть человек, все добровольцы. Все голландцы, за исключением трех англичан – двух штурманов и одного офицера. Нам бы теперь вернуться домой невредимыми, с полными желудками, а не гнаться за огнями Святого Эльма.– Спустись вниз или заткнись. «Сейчас, – подумал он, – я хотел бы быть таким же сильным и здоровым, каким я был, когда покидал Голландию. Я бы размазал твои голубые глаза и сбил бы с твоего лица эту сводящую с ума полуулыбку и отправил тебя в преисподнюю, которой ты заслуживаешь.

У них были приказы: грабить и поджигать испанские и португальские владения в Новом Свете, открывать новые острова в Тихом океане, которые могли бы служить постоянными базами и свидетельствовать о принадлежности территории Нидерландам, а через три года вернуться домой. Хендрик угрюмо отвел взгляд от высокого бородатого человека. Потом я бы стал адмиралом и мы направили бы корабль в Нидерланды.

Протестантские Нидерланды воевали с католической Испанией более четырех десятилетий, боролись, чтобы сбросить ярмо ненавистных испанских хозяев. Вновь он попробовал ветер и понюхал его, но на землю не было даже и намека. Мы хотим одного и того же – командовать на море, контролировать все морские передвижения, управлять Новым Светом и разбить Испанию».– Может быть, это не Японские острова, – пробормотал внезапно Хендрик, – а мираж.– Они существуют на самом деле. Теперь придержи свой язык или спускайся вниз.– Там, внизу, смерть, кормчий, – пробормотал Хендрик и стал смотреть вперед, оставив судно на волю волн.